Саске пытается занятся сексом с наруто а наруто хочет член саске в себе


И это совершенно, абсолютно точно не то, от чего Саске может отказаться за чертовы месяцы миссии без поцелуев, секса и Наруто — Наруто, благие боги, Наруто — рядом. А потом Наруто отстраняется, горячечно заглядывая Учихе в лицо, сжимает пальцами чужую ключицу: Будто это у Наруто тут шаринган и неограниченные возможности изменять реальность.

Саске пытается занятся сексом с наруто а наруто хочет член саске в себе

И сохранять на лице скучающее выражение, хотя, кажется, оно не обманывает Наруто так же, как не обманывают Саске его лживые улыбки. Учиха Саске болван, совершенно точно. У Наруто глаза серо-голубые, но ясные.

Саске пытается занятся сексом с наруто а наруто хочет член саске в себе

Наруто фыркает и непримиримо показывает ему язык. В каждом — интерес и, без сомнений, затаенная зависть. Тело выработало условный рефлекс:

Плечо, которым он касается плеча Учихи, едва ощутимо подрагивает, но лицо у Узумаки удивленно-растерянное, будто он не понимает, как так вышло, что от человека остался только камень под деревом в конохском лесу, бессмысленная книга и не умирающие цветы давно скончавшейся надежды.

Наруто хмурится, сползает с лица лживое выражение, и вот теперь видно, какие у него на самом деле глубокие синяки под глазами, и вид изможденный до крайности. А у Наруто обносит голову и холодит виски, и даже боль в груди уже почти не чувствуется онемевшим телом, зато он чувствует другую боль — чужую, не свою, — невыносимую, невозможную, ее нельзя пережить, ее вынести невозможно.

Наруто больно от этого взгляда гораздо больше, чем от ломающихся костей и пробитой грудины. Совсем чуть-чуть и через грудь, насквозь, навылет… Губы прижимаются к губам невесомыми прикосновениями. Они не привыкли к любви и заботе, а боль все еще ходит под руку доброй подругой.

Но иногда, под самое утро, когда сил не остается ни на что, кроме спокойного ласкового тепла, Саске пересчитывает шрамы Наруто пальцами, а Наруто сцеловывает с его губ воспоминания и терпкую нежность. Сакура машинально, с застывшей на губах улыбкой, ощупывает ее взглядом, а потом недоуменно оборачивается на Учиху.

Саске словно открывается, светится любовью и нежностью, и Сакура затаивает дыхание — она никогда не видела его таким.

Наруто заканчивает дела раньше обычного — как и всегда в такие дни, — а потом, кивком попрощавшись со все еще развивающим косоглазие Шикамару, исчезает из Резиденции. Он, конечно надоедливый и много болтает, но зато они с Итачи смогут сплетничать и перемывать нам кости, да?

И мне не улыбается вечность торчать в лесу в ожидании опаздывающего идиота.

Люди лыбятся Узумаки в ответ, будто срабатывает какая-то волшебная кнопка, выключающая бдительность и умение думать. Кровь давно смыло дождями, но она все равно чувствуется в воздухе привкусом железа и отчаяния. Учиха Саске болван, совершенно точно.

Наруто везде, куда ни глянь. А потом Наруто отстраняется, горячечно заглядывая Учихе в лицо, сжимает пальцами чужую ключицу: Тело сотрясает дрожью, крик застыл в груди.

Это Наруто ляпает всегда и все, что приходит на ум. А Наруто идиот, ага. Учиха Саске болван, совершенно точно. Узумаки гневно фыркает, толкает его в плечо кулаком, но улыбка рвется с губ, и нет сил ее сдержать.

Горло перехватывает тугим кольцом. Дурак, какой же Наруто дурак!..

И на этот раз ничего не будет хорошо, потому что только теперь, после Войны, за два месяца мира и Саске рядом, Наруто понял, как отчаянно, как ужасно устал. У них вся жизнь впереди. Наруто стискивает его сильнее, бездумно глядя на рамен, а потом неожиданно думает — а когда Саске был в Акацуки?

Судьба возьмет свое в новом витке, а время все равно столкнет их — разделенную на двоих душу, проклятую на вечное сражение своих половин. Наруто заглядывает ему в глаза.

Его руки подхватывают, обнимают. Или Наруто не знает его. Тело сотрясает дрожью, крик застыл в груди. В бесконечной, беспросветной тьме.

Наруто больно от этого взгляда гораздо больше, чем от ломающихся костей и пробитой грудины. Сакуре знакомо это чувство — выматывающее нервы ожидание, тягостное, длительное. У Саске руки дрожат. Наруто не видит — чувствует.

В их последний бой. В бесконечной, беспросветной тьме. Сакура вышагивает гордо, держит спину и снисходительно улыбается косым взглядам соседей. Для marinafreename и Марии Благовой:



Порно мадонна луиза чекконе
Порно галереи измена
Сексуальная стефани макмен порно
Бесплатно любительский анальный секс
Зрелые на речьке порно видео
Читать далее...


Интересное:



Похожие:

Авторское право digitaltechnol.ru © 2012-2019. Все Права Защищены.